Рекламно-информационный журнал

«Новая Деревня Малоэтажное Строительство» — это достижения в области малоэтажного строительства, оригинальные решения интерьера и ландшафтного дизайна, развитие сельского хозяйства, экология и благоустройство. Культура и искусство, недвижимость, туризм. Журнал о строительстве и творческих людях.
+7 (495) 509-40-71 Адрес: Россия
123001, Москва
ул. Большая Cадовая, д. 5/1
E-mail: info@nd-ms.ru

Рассказы и картины Наташи Касаткиной. Часть 4

Наталья Александровна Касаткина (1932–2012)

Детство и юность Наташа провела в доме родителей, писателя и художника, на Тверском бульваре. Закончила Московское художественное училище памяти 1905 года, дружила с Анатолием Зверевым и Игорем Шелковским. Была участником многих выставок, одну из которых в 1957 г. посетил Луи Арагон, особо отметив Наташину работу. Стояла у истоков цветного телевидения, преподавала, оформляла спектакли в Москве, Туле, Кемерово, Орле, Рязани — много где еще. Занималась реставрацией храмов и монастырей. Последние 20 лет жизни провела в селе Погост Старый Никола Владимирской области, и последним ее трудом стала незаконченная после восьми лет росписи фреска местного собора — «О тебе радуется».

В 2016 г. Игорь Шелковский и известный коллекционер Михаил Алшибая устроили выставку работ Наташи Касаткиной в Москве, спасая от забвения ее картины и написанные от руки тетради рассказов, сохраненные подругой, Ирмой Филипповой.


Наш журнал завершает начатую в № 1(49) за 2018 г. публикацию рассказов художника Натальи Касаткиной.

Часть 1. Наталья Касаткина и Андрей Черкасов
Часть 2. Наталья Касаткина и Андрей Дареев
Часть 3. Мы едем к папе

Мы обязаны хранить память о людях, которые не выходили ежедневно на «бис», но в меру сил и таланта творили доброе и разумное дело. Пока помним — они среди нас. Нам жаль расставаться с Наташиным ясным, непридуманным миром, где радость чиста, а горе не безобразно, где всё просто и так глубоко. Но может, когда-нибудь выйдет книга ее рассказов, которые откликнутся в сострадающем сердце той же нотой, той же мыслью, и состоится разговор через годы и бездны.

По дороге в храм

Как отрадно было идти ранним утром в Храм по полю, которое все благоухало, расцвеченное летними цветами! А над полем порхали жаворонки и пели свои нехитрые песенки. Каждая птичка, каждая травинка — все радовалось жизни, радовалось и благодарило Того, кто создал эту красоту!

Как-то мы шли по этой дороге в Храм с моей гостьей, знакомой старушкой, близким мне по духу человеком. И она мне сказала: «Мне кажется, что сейчас из-за этого поворота выйдет сама Пресвятая Богородица!» И с тех пор с этим же чувством проходила и я в этом месте пути.

Совсем особое чувство испытываешь, когда идешь в сельский Храм. Потому что человек идет в Храм, находясь в гармонии с тем, что его окружает. Он так же как птица, цветок, маленькая травинка — создание, дитя Божие.
И мы все вместе радуемся жизни и благодарим Творца за все сокровища, которые имеем. А сокровища эти в нашем сердце, а также кругом нас. Нужно их только почувствовать, разглядеть…

В Епишово за клюквой

Мне, городскому жителю, давно хотелось увидеть, как растет клюква. Я тогда жила в маленькой, но собственной избушке в деревеньке, зовущейся Ивишенье. В поэтическом этом названии слышалось: ивы, вишенье. Была и речка с веселым именем Ивишенка. Деревенька была на взгорье, а кругом леса, леса, леса. Красота невыразимая! Соседи ездили за клюквой на велосипедах, мотоциклах. Я же умела только ходить пешком.

Выручила меня одна старушка, баба Ариша, предложила показать мне клюквенное болото. Не долго думая, мы собрались и пошли. Пошли лесной дорогой, ведущей в деревню Епишово.

У бабы Арины была толстая палка, ее опора. По дороге бабушка рассказала мне про то, как эта палка спасла ей жизнь. Шла она как-то по этой же лесной дороге, а навстречу ей два волка бегут. Она сама не помнит, как схватила свою палку, подняла ее навзлет, наставила ее, как ружье, на волков, да и как закричит не своим голосом: «Пу-у-у!» Волки тут же повернулись и побежали обратно. Ну и бабушка!

Епишово славилось не только клюквой. Там исстари жили кружевницы. Водилось там и другое мастерство: резали кружевные украшения на дома из жести.

При мне были еще в Епишово две кружевницы, две сестры. Одна из них была маленькая, почти карлица, Лиза. Она была глухонемая, но при этом веселая, улыбчивая. Да и как ей было не улыбаться, ведь такую красоту они создавали! Над каждой вещью трудились долго, иногда по полгода. А потом продавали совсем задешево. Мои друзья имели дом по соседству с Епишовым в деревне Филяндино. Весь их деревенский дом был изукрашен белоснежными кружевами работы сестер: покрывала на кроватях, скатерти, подзоры, салфетки. Такая красота, страшно вступить в дом! Не дом — музей. Кружевницы сами придумывали композиции своих орнаментов. Там были растительные мотивы и много, много бабочек. Белоснежное чудо, глаз не отведешь!

А жестяные кружева можно было уже только видеть на рухнувших от старости домах. Никто этим больше не занимался.. Местные жители, в основном старики, уходили из жизни. Их заменяли городские дачники. Некоторые из них, уставшие от городской жизни, оседали на земле. Но большинство приезжали только летом. Хорошо, что хоть летом жизнь в деревне продолжалась.

Еще Епишово славилось грибами. Вообще-то грибами там никого не удивишь. Но в Епишово росли грибы редкие: рыжики, да белые грузди. Уже по дороге туда я набрала полную сумку грибов. Мы прошли через Епишово и пошли дальше в деревню Ивановское. Там у бабушки Ариши старый дом, в котором она давно не бывала. Пользуясь случаем, она хотела взять кое-что оттуда.

По дороге в лесу мы набрели на ключ и устроили около него привал. Я не догадалась взять с собой еду. Но бабушка меня накормила своей. До чего же вкусно было, сидя на травке, есть ломти ржаного хлеба, посыпанные сахарным песком, и запивать хлеб ключевой водой из горсти! Баба Ариша набрала в своем доме целую большую сумку стеклянных банок.

И вот мы идем. Я несу в левой руке уже две сумки, правой придерживаю старенькую бабушку. И вот клюквенное болото! Множество кочек, между ними болотистая почва. Ноги глубоко погружаются в воду. Местами вода захлестывается в сапоги. Но ничего. Дома отмоемся, отогреемся. Главное сейчас клюква. Эта чудо-ягода. Клюквы много. Веточки тоненькие, как ниточки обламываются под тяжестью ягод. Ягоды прячутся глубоко во мху. Ягода крупная, сочная. Я с наслаждением собираю ягоды и кидаю их в бидончик. Дна уже не видно.

Спохватываюсь, где моя баба Ариша? Она отошла от меня далеко. Кричу ей, она не отзывается. Она глуховата, может быть, не слышит. Я забеспокоилась и пошла ее искать. Вода чавкает в моих сапогах. Ногам неуютно, холодно. И что же я вижу? Моя бабушка упала и лежит. Лежит и молчит, и встать сама не может. И вся мокрая. Пришлось нам идти обратно. А то как бы не простудиться нам обеим. Это ничего, что мало набрали ягод. Зато я посмотрела, как растет клюква. А ведь это главное!